Кросскультурное восприятие времени

Западный и восточный мир отличается мировосприятием многих сторон бытия — это многим уже известно.

Одна из самых, пожалуй, базовых категорий, определяющих жизненные приоритеты — отношение ко Времени.
time
Знаменитый исследователь социальной психологии Филипп Зимбардо приводил следующее сопоставление в своей книге “Парадоксы времени” — людям, живущим ценностями западного мира (в основном европейцы, американцы) присуща пунктуальность и ориентация на будущее. Они в большей степени склонны откладывать удовольствия в настоящем времени ради достижения целей в будущем.

В то время, как представители стран южноамериканского континента (Филипп Зимбардо приводил в пример перуанцев) менее склонны планировать, вечно опаздывают, и это стало уже общенациональной проблемой. И в большей степени ориентируются на настоящий момент — и это, с одной стороны, делает человека более счастливым здесь и сейчас, как в пресловутых популярных лозунгах. Но, с другой стороны, делает его же прожигателем жизни в удовольствиях без осмысленной перспективы.

Как путешественник по странам Азии, я лишь могу подтвердить выводы Зимбардо относительно восприятия времени азиатами, проживающими, например, в Индии или Шри Ланке. Очень многие путешественники в этот регион знают, что понятие пунктуальности начинает появляться у местных жителей лишь в туристических регионах, в которых уже чувствуется веяние европейских ценностей и представлений. Но стоит лишь углубиться в местный колорит, как опоздание поездов на сутки и вечное “сейчас” становится обычным делом.

А не связана ли разница в восприятии с условиями окружающей среды?

Ведь что сделало западную цивилизацию направленной в будущее, ориентированной на планирование?

Возможно, это сложилось в результате того, что живём мы в условиях смены времён года, изменения продолжительности дня и ночи. а вместе с тем — циклическим похолоданием и потеплением. К зиме нужно готовиться, иначе не выжить. И ради этого приходится жертвовать чем-то приятным сейчас и отдавать силы и время необходимой работе на будущее. Наши предки, как и предки современных европейцев и северо-американцев, знали это.

Ближе к экватору продолжительность солнечного дня не меняется. Солнце восходит в одно и то же время и заходит. Каждый день.

Нет ощущения смены времён года, даже при наличии сезонов дождей. В условиях, когда нет жестокой необходимости планировать ради выживания, значение планирования снижается.

И это похоже на вечное сейчас. Люди, живущие в этих широтах, более спонтанны, жизнелюбивы и чувствительны по сравнению со средними европейцами. И вместе с тем, они зачастую хуже чувствуют границы (личные и социальные).

Границы, переходы и время — это близкие по значению темы. И представители западной цивилизации, в среднем, в лучшем контакте с ними. И ещё одна центральная фигура здесь — тема Смерти. Каждое завершение цикла сбора урожая на севере сопровождалось ритуалами, посвящёнными смерти, поминанию усопших.

Само мифическое восприятие фигуры Смерти отличается — Восток пропитан идеями о реинкарнации, а Запад долгое время жил в мифологеме Страшного суда. И первый вариант восприятия оставляет шанс исправить что-то в следующем воплощении, тогда как второй обещает вечные муки, если не успеть сейчас.

Само наличие инициаций, символических переходов и здорового контакта с фигурой Смерти способствует росту личностной зрелости. Само принятие идеи окончательности побуждает более ответственное отношение ко времени и действиям.

 

В закладки: постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *